"> render('//popup/popup_login') ?> render('//popup/login_popup_banned') ?>

В Мариуполе журналисты, госслужащие, активисты и студенты обсудили методы противодействия пропаганде

В Мариуполе журналисты, госслужащие, активисты и студенты обсудили методы противодействия пропаганде

В Мариуполе журналисты, государственные служащие, активисты и студенты местных ВУЗов обсудили методы противодействия пропаганде. Встречу организовала общественная организация "Донецкий институт информации" 18 сентября.

 

 

 

Стенограмма "круглого" стола:

Алексей Мацука: Я предлагаю обсудить такой вопрос, как манипуляции средств массовой информации той информацией и теми данными, которые часть СМИ используют намеренно для определенной трактовки тех или иных событий и реальностей. Мы знаем, что мы фактически на протяжении трех находимся под колоссальным давлением всевозможных пропагандистских шаблонов и различных форматов, которые влияют на людей и влияют на принимаемые решения. Люди часто находятся в состоянии, что, если СМИ, газета что-то написала, значит, это обязательно правда. Однако, мы, как журналисты, знаем, что может скрываться за этим. Это может быть и манипуляция умышленная, и «джинса», и нарушение стандартов, этики журналистики и так далее. Хочется верить, что все-таки все присутствующие журналисты придерживаются правил этической журналистики. Но мы знаем примеры негативные. Они находятся в ста километрах отсюда, в городе Донецке, где мы каждый день фиксируем в определенном смысле такие модели очень манипуляционной журналистики, карательной журналистики по отношению к людям или целым группам инакомыслящих, или тем, которые не вписываются в дискурс, предлагаемый группировками сепаратистов в городе Донецке. Хочется верить, что у нас такого никогда не будет.

Что такое контролирующая журналистика? Мы все знаем, что есть такая Ольга Фреймут, например. Это тоже пример контролирующей журналистики, когда журналист проводит через фактчекинг, через какое-то расследование, через интервьюирование публичных лиц по поводу значимых тем. Это все нам известные способы. Это все составляет такой общий набор контролирующей журналистики. Однако сегодня, когда мы оказались еще и в условиях массовых дезинформационных кампаний вокруг нас, четвертый пункт в контролирующей журналистике – это еще и проверка источников информации, которыми мы располагаем и которые мы используем для подготовки собственных материалов. И один из примеров такой контролирующей журналистики, фактчекинга – ми начали делать проект «Говорим правду». Он направлен на местное телевидение и на интернет-каналы для того, чтобы жители и люди, которые находятся на неконтролируемой территории, могли увидеть альтернативную точку зрения на то, как журналист может работать, как он может проверять ту информацию, которую часто Министерство информационной политики «ДНР» выдает как за истину в последней инстанции. Наша гипотеза, наша организация заключается в том, что, чем больше мы будем давать верифицирующих данных по отношению к «ДНР» или к «ЛНР», тем больше и тем скорее мы сможем заработать доверие аудитории, которая находится на неконтролируемых участках, чтобы человек, который ознакомился с репортажем, с видеоматериалом, сказал: «Это действительно надежная информация, проверенная авторитетным изданием, журналистом, у которого высокий уровень репутации. И мы ему можем доверять». Сможем ли мы построить такое медиа в Украине, здесь на Донбассе, сможем ли мы сделать такой контент, который будет вызывать доверие по обе стороны линии разграничения, это вопросы к нам и вопросы нашего часового «круглого стола», который мы проводим сегодня здесь.

Юлия Диденко, журналист: Если знаете, есть такая штука «StopFake». Марго Гонтар у нас была экспертом, потому что она этим занимается уже три года со своей командой. И у них все-таки идея в том, чтобы развенчивать фейки и дезинформацию российских СМИ. А в Украине по поводу СМИ «ДНР», насколько мы знаем, такого нет, и не было пока что. Поэтому мы решили, что это надо делать, потому что на самом деле их пропаганда, их дезинформация становится более изворотливой. Если раньше они клацали абсолютный бред, то сейчас они уже начинают что-то выдумывать. И они начинают делать не фейк, на который сто пудов можно поставить красную печать и сказать: «Это фейк. Это полная врака», сейчас это больше дезинформация, которую нужно объяснить. И когда мы думали над этой программой, мы хотели делать такую серию и каждый раз общаться с какими-нибудь парикмахерами, барменами, соседями на лавочке, и разговаривать с ним, и у них узнавать, а вообще люди понимают, что такое фейк, как их развенчивают, как понять, где правдивая информация, а где нет.

Участник круглого стола: Я хотела бы, во-первых, сказать, что это очень классная передача. Мне очень понравилось, что доступным языком и в непринужденной обстановке, как вы говорили, вы не стоите и не начитываете. Видно, что это все очень живо, легко и просто в общении.

Участник круглого стола: В первую очередь это действительно очень актуальная тема на данном этапе, это актуальная даже не тема, а проблема. Буквально год назад я уже посещала подобный тренинг. Тоже нам показывали, как вы говорите, шили темы сюжетов в Японии по поводу того, что в Донбассе сейчас идет война, и люди настолько бедствуют, что они питаются снегом. И там приводились кадры, там действительно приводились фото- и видеокадры, где можно было смонтировать все так, что люди в это верили. Лично я ездила в Европу, и люди, когда узнают, что ты приехал конкретно с какого-то места, у них сразу такие глаза, и они начинают спрашивать, то есть они на это ведутся. Действительно, проблема дезинформации стоит сейчас очень остро.

Участник круглого стола: Журналистика – это страшное оружие, которым можно возвысить и которым можно убить. Поэтому хотел бы обратиться ко всем журналистам, которые делают репортажи, чтобы они понимали, что за их репортажами стоят судьбы людей. Эти судьбы людей могут быть уничтожены, могут быть возвышены. Почему? Потому что есть примеры, которые обсуждают люди. Люди понимают прекрасно и читают между строк. Они прекрасно понимают, какой журналист врет, какой говорит правду. Поэтому я хотел бы обратиться больше к журналистам, чтобы они к вашему проекту «Говорим правду» присоединялись. Чем больше их туда присоединится, тем будет лучше, проще будет жить.

НОВИНИ
17:49
Те, що Росія робить в Україні — безсумнівно акт геноциду, — американський документаліст Брайан Гопкінс
18:07
Іноземні журналісти про «втому»світу від війни, пропаганду та українську комунікацію
18:25
Україна не повинна нести у світ наративи, ви повинні нести правду, — німецький журналіст Штеффен Добберт
13:00
Моя книга про війну в Україні — панорама, що поєднує людські долі та високу політику, — журналіст Люк Гардинґ
20:55
Як повномасштабна війна вплинула на регіональні медіа: результати опитування від Donbas Media Forum 
11:50
Керівниця ДІІ про фінансову стійкість редакцій під час війни
14:16
“Завдання - шукати рішення”. П'ять тез про конструктивну журналістику від СЕО Донецького інституту інформації
15:27
Сьомий Донбас Медіа Форум у форматі ток-шоу зібрав 28 тисяч переглядів
15:49
Сьомий Донбас Медіа Форум розпочав свою роботу
16:44
МИ ПОЧИНАЄМО ПРИЙМАТИ ПРОПОЗИЦІЇ ДО ПРОГРАМИ ДОНБАС МЕДІА ФОРУМУ-2021!
14:47
Долучайтеся: Форум з питань соціальної згуртованості на сході України - онлайн та офлайн у Києві, 20 липня
18:03
Менеджмент, авторські права та грантові заявки: ДІІ провів онлайн-школу для партнерських редакцій
18:42
Програма Берлінської школи журналістики зі створення матеріалів про ситуацію із ВПО та біженцями: можливість подати заявку до 13 червня
16:23
Олексій Мацука став шеф-редактором каналів “ДОМ” та UATV
19:04
Донецький інститут інформації шукає комерційного менеджера(-ку)
12:22
ДІІ провів третю школу зі сторітелінгу та медіаменеджменту
17:37
Вакансія в ДІІ: ми шукаємо комерційного менеджера(-ку)
13:40
«Новини Донбасу» спільно з львівськими колегами запустили спецпроєкт про реформи в Україні
16:49
Шостий Донбас Медіа Форум, який відбувався онлайн, зібрав понад 25 тисяч переглядів
18:09
11 вересня стартує шостий Донбас Медіа Форум: 18 заходів, майже 60 спікерів з 14 країн світу, переклад трьома мовами