"ДИИ" организовал дискуссию "Донбасс: планы на 2017 год"

"ДИИ" организовал дискуссию "Донбасс: планы на 2017 год"

Мероприятие прошло в рамках «Инициативы по развитию аналитических центров Украины», которую исполняют Международный фонд «Возрождение» (МВФ) в партнерстве с Фондом развития аналитических центров (TTF) при финансовой поддержке Посольства Швеции в Украине (SIDA). Все мнения и позиции являются авторскими и не обязательно отражают позицию правительства Швеции, Международного фонда «Возрождение» (МВФ) и Фонда развития аналитических центров (TTF).

Цель мероприятия - достижение общественного консенсуса относительно путей решения вооруженного конфликта. К участию в обсуждении планов реинтеграции, которые зафиксированы в законах и законопроектах, приглашены представители различных ветвей органов власти, эксперты из неправительственного сектора и представители общественных организаций, политических партий.

В ходе дискуссии было представлено мемо “Донецкого института информации” “Донбасс: реинтеграция или консервация”.

В настоящее время в Украине существуют уже две сложившиеся модели решения конфликта на Донбассе, основанные на Минских договоренностях (закон Администрации Президента и законопроект “Оппозиционного блока”). Также есть модель политической партии “Самопомощь”, которая не отвечает духу Минских соглашений. До сих пор отсутствует профессиональная оценка каждого из сценариев и реальная дискуссия вокруг них. В общественном сознании каждый план является лишь видением решения конфликта в интересах отдельных политико-финансовых групп. Дискуссия вокруг них редко выходит за пределы взаимных обвинений в работе на врага, это не позволяет достичь общественного консенсуса относительно путей решения конфликта.

В ходе дискуссии обсуждалось видение возможной интеграции неподконтрольных территорий и целесообразность их “блокады”.

Эксперт политической подгруппы Трехсторонней контактной группы Ольга Айвазовская:

“Законодательные инициативы, которые сейчас обговариваются в парламенте, в частности, закон об оккупированной территории, их надо делить на два. По крайней мере дискуссия вокруг законопроекта автором которого была вице-спикер Оксана Сыроид, она частично зашла в глухой угол, потому что надо отделять политические заявления и мотивы и реальную возможность и способность Украины обеспечивать правовой статус и не отклоняться от тех гуманитарных обязательств, которые имеет любое цивилизованное государство перед своими собственными гражданами, где бы они не проживали. Мое личное мнение, что от него надо в нынешней редакции отказываться и работать над абсолютно новым проектом, который бы включал понятия статуса временно оккупированных территорий, но не снимал с государства Украина ту часть обязательств, которая отличает нас от Российской Федерации. Мы не можем реализовывать те условия, которые касаются запрета водоснабжения или подачи электроэнергии, потому что тогда мы будем похожи на Российскую Федерацию, которая в рамках своих задач была готова за одну ночь разбомбить Грозный и привести к десяткам тысяч жертв. Это даст хороший карт-бланш России"

"Часть, которая касается пост оккупационного периода должна быть исключена из законопроекта в целом. Сейчас можно вести дискуссию о том, как должна проходить деоккупация, но на уровне доктрин, программ, идей, стратегий, которые должны между собой конкурировать в публичном пространстве, а потом будут изложены в рамках законодательной инициативы и только потом приняты в парламенте"

"По состоянию на сейчас нет никаких перспектив реализации политического этапа Минских соглашений. Я думаю, что все адекватные люди, те, кто занимается тематикой выборов, прекрасно это понимают. Потому что выборы в соответствии с международными стандартами не является пустым звуком. Этот политический институт, требует определенного ряда предпосылок, таких как функционирование Государственного реестра избирателей, как деятельность средств массовой информации, как возможность формирования политической мысли без давления, угроз, запугивания, как функционирование политических партий, как функционирование банковской системы на этой территории ", - сказала Айвазовская.

"Минские соглашения - не популярны и это нормально, потому что они результатом мирных соглашений должен быть мир и постановление правопорядка на территории, где происходит вооруженный конфликт, то есть эти два задания, по - факту, не являются реализованными. Другое дело, что мы должны быть достаточно прагматичными, чтобы понимать, какие последствия невыполнения или не участия в Минских переговорах для украинской стороны могут быть - это возможность Российской Федерации реализовывать свои планы относительно Украины, и я не исключаю полномасштабного столкновения или участия в больших масштабах Российской Федерации в этом вооруженном конфликте и снятие санкций в отношении России в перспективе"

Народный депутат Украины Наталья Веселова:

"Много замечаний было от представителя МИДа, который акцентировал внимание на том, что законопроект противоречит тем международным конвенциям и соглашениям, которые ратифицированы в Украине. В случае принятия этого законопроекта Украина может стать объектом подачи исков в международный суд относительно дискриминации определенных слоев населения"

"Может ли быть изолирована территория ОРДЛо, если она имеет открытую границу с Российской Федерацией? Изоляция возможно только, если Украина возьмет под контроль границу с Российской Федерацией, но этого нет, поэтому пока то, что называется "блокадой" - это не "блокада", а отрезание территорий"

"Смещаются акценты с Российской Федерации на Донбасс, никто не вспоминает, что у нас есть страна-агрессор Российская Федерация. Мы уже слышим заявления от наших международных партнеров, что санкции неэффективны и нет смысла их продолжать. Это и есть цель Российской Федерации - показать, что на Донбассе украинцы воюют с украинцами, что у нас якобы гражданский конфликт".

Глава общественного холдинга “Группа влияния” Татьяна Дурнева:

"Невозможен возврат территорий без людей. Если мы говорим про реинтеграцию, то летом 2016 года уже 28% жителей неподконтрольной территории боялись возвращения этой территории под контроль Украины.Люди слышат, в основном, российскую пропаганду, люди получают информацию от переселенцев, к которым высокая степень доверия, видят отсутствие стратегии по отношению к неподконтрольной территории. Люди боятся, что с ними будет. Когда мы от первых лиц страны слышим о том, что люди, которые там остались являются "токсичными" или "разносчиками инфекции", то извините - это прямой путь к тому что мы забудем, что у нас есть Донецкая и Луганская области, а потом и другие"

"Появились новые налоговые изменения - физические лица - предприниматели, которые сейчас зарегистрированы на неподконтрольной территории дополнительно налоги. Зачем их ввели? Мы сделали запрос в Министерство финансов - таких людей 123 тысяч 700. Это количество семей, которые пострадают от такого выборочного подхода. Объяснить причины такого налогового изменения до сих пор никто не смог".

Советник главы Министерства информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко:

“Наши исследования показывают, что уже сейчас формируется негативная идентичность, а именно - 18% жителей оккупированной территории Донецкой области заявили, что они в первую очередь ощущают себя гражданами "ДНР". По Луганской области ситуация в чем-то лучше, в чем-то хуже. Люди живут в агрессивном информационном пространстве, которое агрессивно к Украине. В Донецкой области 28% опрошенных иметь страх перед реинтеграцией, в Луганской около - 40%. Все что работает на укрепление этих страхов - не в пользу коммуникации”.

Депутат Донецкого областного совета Сергей Третьяков:

“Если говорить о планах жителей Донецкой области на 2017 год, то это, безусловно, выжить. И в условиях сегодняшних дождаться мирного решения вопроса. И надо отдать должное Минским соглашениям они дали возможность решить этот вопрос политическим способом. Военный путь - это сотни тысяч жертв. Нас это не устраивает. Нужно сохранить политический процесс. Если у нас антитеррористическая операция, то надо против террористов бороться, а не против граждан Украины, которые оказались заложниками у террористов. Когда говорят, что надо отрезать воду и так далее - это война против собственного народа и это неприемлемо”.

“Когда говорят, что надо отрезать, “раковые территории”, то это может быть лакомый кусок, который богат природными ресурсами. То, что будет отрезано, может быть использовано, той же Россией. Оно не будет ничьим. Никаких “отрезаний” быть не может”.

Советник министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Олеся Цибулько:

Наверное цель “блокады” - отказаться от украинских предприятий, отказаться от налогов, которые платили в бюджет Украины и таким образом отказаться от территории Донбасса. План правительства по отношению к неподконтрольным территориям направлен на сохранение связей, чтобы мы вернулись освободителями от незаконных вооружённых формирований, а не как люди, которых боятся”.

Аналитик гражданской сети ОПОРа Александр Клюжев:

“Вопрос реинтеграции неподконтрольных территорий не может быть неконфликтным. В условиях вооруженного конфликта тяжело принимать адекватное решение. Задача 2017 года - обеспечить долговременное перемирие перед политическими решениями. Россию это не устраивает, они хотят чтобы все шло параллельно. Цель политики России спровоцировать внутренний конфликт. Потому что тяжело говорить об амнистии, выборах, когда каждый день гибнут люди. Тяжело говорить и о свободных выборах, когда люди находятся в стрессе из-за боевых действий. Еще это право голосовать для переселенцев, потому что пока решения этого вопроса нет.

“Речь о блокаде не идет. Речь идет о прекращении работы предприятий, зарегистрированных в правовом поле Украины на временно неподконтрольных территориях. Мы должны признать, что работа этих предприятии в определенный момент помогла образованиям "ДНР" и "ЛНР" пройти некоторые критически обстоятельства. Но с другой стороны мы должны честно сказать, что если бы не было этих предприятий то привлечение местного населения в ряды этих формирований было бы выше. Если мы видим среднесрочную перспективу по реинтеграции территорию, то мы должны сделать все возможное, чтобы эти предприятия работали. Если мы этого не видим, то, наверное, надо принимать другое решение”.

“Когда в целом прекращали торговлю с неподконтрольной территорией, то применялась некорректная терминология, что мы прекращаем кормить террористов, говорили, что ухудшение ситуации приведет к быстрому завершению войны. В итоге этот рынок забрали российские и беларусские производители, а жители неподконтрольных территорий почувствовали, что им угрожают дефицитом продуктов питания”.

“До сих пор нет предложений для жителей подконтрольной территории, которые могут пострадать из-за "блокады", ведь значительную часть бюджета области составляли поступления от предприятий на неподконтрольной территории”.

Аналитик Фонда "Демократические инициативы имени Илька Кучерива" Мария Золкина

"Вопреки любым моментам и политическим спекуляциям, в украинском обществе отсутствуют враждебность и агрессия по отношению к людям, оставшимся на оккупированных территориях. И преобладает сочувственное отношение ... Ни в одном из регионов нет агрессивного отношения, доминирующего, к тем людям, которые остались за линией разграничения ... Так, 29% граждан говорят о том, что государство должно ориентироваться на исключительное и безусловное восстановление довоенной ситуации и в административном, и в политическом плане”.

“17% - это сторонники очень жесткой позиции, которые говорят, что Украина должна ориентироваться на изоляцию, признать эти территории временно оккупированными, но именно в изоляционистскими духе. Сторонников противоположной позиции, которые готовы на особый статус и таким образом способствовать завершению этого конфликта, их 14,5%. Есть 14% сторонников того, что Украина не должна ничего кардинально менять, что мы должны жить с тем подходом существования этих территорий, который имеет место в государственной политике сейчас…”

“Большинство людей в "большой" Украине считают тех, кто оказался на неподконтрольной территории, заложниками. 30% считают, что они заложники определенных обстоятельств: семейных, материальных, финансовых, то есть личных, - и 25% считают, что эти люди являются заложниками незаконных вооруженных формирований. 14,5% считают, что такие люди заложники, но заложники провальной политики Украинские власти по неподконтрольных территориях. Только 6% украинцев, проживающих за пределами неподконтрольных территорий, считают тех, кто остался там, предателями”.

0