Алексей Круподер: Стоимость украинской ГТС от $10 млрд до $25 млрд.

Алексей Круподер: Стоимость украинской ГТС от $10 млрд до $25 млрд.

Алексей Круподер, эксперт Донецкого института информации (Украина):

Собственная ГТС – единственная тема, с которой Украина может достойно выступить в информационной войне в рамках газовых переговоров с Россией. Именно поэтому вопрос ее стоимости стал так активно обсуждаться в последнее время.
Российской власти для давления на украинскую сторону достаточно всего двух долгосрочных ресурсов – собственно, самого газа, и огромного внутреннего рынка потребления, на который ориентированы многие украинские предприятия. Мы же, со своей стороны, можем сколько угодно говорить об альтернативных источниках энергоносителей или о несправедливости газовых договоренностей 2009 года, но все это – лишь информация, а не экономика. А вот украинская ГТС – это уже реальный ресурс. Но что делать с этим инфраструктурным организмом, доставшимся нашей стране в наследство от СССР, украинская власть, увы, пока не знает.

Оценку этого объекта сложно сделать технологически, потому что это огромный по масштабам своей функциональности объект, включающий магистральные газопроводы, распределительные сети, газохранилища с компрессионными и газоизмерительными станциями. Даже официальные оценки этого объекта, проведенные украинскими консалтинговыми компаниями с разницей в несколько лет, разнятся в несколько раз – от $10 млрд до $25 млрд.

Кроме того, есть еще и устные оценки как украинских, так и заграничных экспертов и политиков. Одни говорят об уникальности и бесценности этого объекта, другие называют его аварийным объектом, который никому не нужен. Такой разброс в оценках – результат сплошной политизированности темы украинской ГТС. Любая из оценок этого объекта дается через призму конкретного политического интереса – Украины, России или ЕС.


Понятно, что украинская власть оценит ее стоимость высоко. Украинская оппозиция, вне зависимости от фактов, оценит еще выше. Ведь нужно продемонстрировать, что власть занижает цену «национального энергетического достояния». И поэтому, когда представители нынешней власти говорят о цене ГТС в 20 млрд. евро, заключенная оппозиционерка Тимошенко говорит о космической сумме в 200 млрд евро.

Российская власть, в свою очередь, оценивает стоимость украинской ГТС гораздо ниже, в $4 млрд. И оценивает она ее низко, в том числе, и потому, что действительно очень хочет купить ее. Такое приобретение «Газпрома» не только лишило бы Украину единственного довода в энергетических спорах, но и позволило бы завладеть огромным инфраструктурным ресурсом. Ведь пропускная способность украинской ГТС на границе РФ составляет 288 млрд куб. м в год. В то же время, например, российский «Северный поток» в 2012 году планирует выйти на показатель 55 млрд куб. м в год, а планируемая мощность «Южного потока» — 63 млрд куб. м.

Оценки Европы, как третьей стороны, также лишены объективности и могут быть неоднозначными. Потому что среди стран Евросоюза есть как откровенные друзья России и «Газпрома», так и стратегические партнеры Украины. Не повлиять на аудит украинской ГТС со стороны Запада этот факт тоже не может.

Так или иначе, а оценка стоимости украинской ГТС в текущих газовых переговорах, скорее всего, не приведет к какому-то конечному результату. Потому что проводить ее нужно в рамках совместной модернизации мощностей, а не «газовой войны». Возможно, за реальную оценку этого объекта возьмутся только тогда, когда он придет в действительно аварийное состояние, требующего неотложного вмешательства всех заинтересованных сторон.

0